Илья Фарбер получил 8 лет тюрьмы

Илье Фарберу 10 июля огласили приговор. 8 лет и 3 млн 200 тысяч штрафа! «Процесс был такой, что мама не горюй, – пишет в ФБ сотрудник «Ведомостей» Александра Астахова. – Прокурор в своем выступлении говорил про то, что на аудизаписи слышны 30 хрустов пятитысячных купюр (И ЭТО НЕ ШУТКА), там было столько адских перлов, что все не перескажешь. ЭТО НЕЛЬЗЯ ТАК ОСТАВЛЯТЬ!!!!»

Илья Фарбер, бывший директор Мошенского Дома культуры получил 8 лет тюрьмы 

Виновным присяжные признали Фарбера в конце июля. Подробности этой истории уже публиковал Непотребнадзор. Подробности судебного разбирательства 28 июля опубликовала «Новая газета»:

«Перед тем, как присяжные удалились в совещательную комнату, судья в своем напутственном слове, посоветовал им не обращать внимание на показания подсудимого. А самого подсудимого даже не пустил на вердикт.

Коллегия присяжных в Осташкове Тверской области сегодня огласила вердикт по уголовному делу бывшего директора Мошенского Дома культуры, учителя рисования в местной школе Ильи Фарбера. 8 из 12 присяжных сочли его виновным в получении взятки и злоупотреблении должностными полномочиями.

В деле Ильи Фарбера не все так гладко и очевидно, как это подает следствие и «потерпевший». Напомню, версия обвинения состоит в том, что в июле-августе 2011 года Фарбер получил от субподрядчика, выполнявшего в ДК ремонт, 300 тысяч рублей за возможность продолжения работ, а в сентябре того же года еще порядка 132 тысяч рублей от него же за подписание акта выполненных работ. На деле, как утверждает обвинение и «потерпевший», работы были проведены не в полном объеме, и, подписав указанный акт, Фарбер причинил ущерб бюджету в сумме 941 тысячу рублей.

В свою очередь у сына Фарбера 18-летнего Петра совсем иная версия событий: его отец, московский художник Илья Фарбер, поехал с семьей жить и работать в Тверскую область летом 2010 года — узнал, что за пять лет работы в сельской школе можно получить два участка и дом. Устроился учителем ИЗО, литературы и музыки в школу в селе Мошенка. Потом Фарбера попросили заняться организацией концертов и праздников для детей — все-таки ГИТИС окончил. Через какое-то время глава администрации села Любовь Валеева упросила Фарбера уделить внимание и сельскому клубу, в котором тянулся безуспешный ремонт: субподрядчик просрочил контракт, прежний директор — пожилая дама с ситуацией не справлялась. Илья согласился. Но было только одно обстоятельство, которое его смущало: ознакомившись со сметами, Фарбер понял: они раздуты раза в три, а выполненные до его прихода ремонтные работы весьма некачественны. Из бюджета администрация выделяла на ремонт клуба 2,5 миллиона рублей — для нищего села деньги немалые, и пойти они должны были организации «Горстрой-1». Фарбер решил подать на гендиректора «Горстрой-1» господина Горохова в суд. Тот всполошился, заверил, что ремонт доделает в четко поставленные сроки, но при условии — Фарбер в суд не пойдет. И Фарбер не пошел, только ситуация с ремонтом не изменилась. Фарберу приходилось выполнять часть работ самому, нанимать людей за свои деньги, покупать стройматериалы, влезать в долги к местным жителям, а у подрядчика Горохова почему-то никогда не было свободных средств. «Нужно покрасить стены? А у меня нет денег, временные трудности…» — говорил он Илье, приезжая в село на «Хаммере». И Фарбер несколько раз сам давал подрядчику взаймы, чтобы тот покупал материалы… Горохов обещал: все расходы возместит, но обещал на словах, без расписок.

А учитель Фарбер был уверен: раз Горохов по контракту после окончания ремонта должен получить 2,5 млн рублей, значит, долг чуть более 100 тыс. рублей ему отдать сможет точно.

В начале сентября 2011-го, когда уже почти все работы были закончены, Горохов вызвал Фарбера к себе в офис в Тверь — мол, за долгом. Илья поехал и не вернулся. Горохов сначала попросил его подписать акт о приемке работ, потом отдал 132 600 рублей, а на выходе Илью задержали сотрудники Тверского УФСБ. Оказалось, Горохов написал заявление о вымогательстве — за подпись в акте.

С тех пор Илья в СИЗО, хотя экспертиза, назначенная самим следователем, выявила: Горохов «недоделал» клуб по контракту как минимум на 1 млн рублей, а свидетели из числа рабочих подтвердили, что Илья из собственного кармана выплачивал им деньги, да и глава сельской администрации Валеева заявляла: Фарбер занимал у нее деньги для расходов на ремонт. Но следователь почему-то не собирался заводить на Горохова дело и отпускать Фарбера. Спустя несколько месяцев по заявлению того же Горохова, Илье предъявили еще одно обвинение: в получении взятки в размере 300 000 рублей.

А 19 июня 2012 года над Ильей начался суд. Он сам настоял на рассмотрении дела с участием присяжных. Суд занял меньше недели. По словам сына Фарбера Петра, общение прокуроров и судьи с присяжными на этом процессе было нормой. Это подтверждает в своем «фейсбуке» и присутствовавшая на процессе журналист Ольга Романова.

Так в день оглашения вердикта, перед тем, как присяжные должны были удалиться в совещательную комнату, судья Андреев, сказав напутственное слово присяжным и повторив показания свидетелей обвинения, посоветовал им не обращать внимание на показания подсудимого Ильи Фарбера.

Кроме того, по словам Романовой, судья даже не удалил присяжных в комнату для вынесения вердикта, «а наоборот – попросил всех выйти из зала суда, потому что в комнате для присяжных «душно». В итоге в зале почему-то осталось вовсе не 12 присяжных (как положено), а 16 человек». 

Самого подсудимого в зал вообще не допустили, обещав ознакомить с решением позже. Рассказывает сын Фарбера Петр: «Отца вроде бы сначала привезли на составление опросника для присяжных, а в последующем на вердикт и приговор, но потом судья почему-то решил, что папу не следует допускать ни к составлению вопросов для присяжных, ни к оглашению вопросного листа и напутственного слова <…>, а после и на оглашение вердикта присяжных и приговор». 

12 июля в Твери пройдет обсуждение последствий вердикта. Тогда и станет известно, сколько лет тюрьмы получит Илья Фарбер. 

P.S. Следователю по этому делу почему-то было абсолютно безразлично то обстоятельство, что Илья Фарбер единственный кормилец семьи (помимо Петра у него еще два сына — 7 и 1,5 года) и то, что он страдает последствиями компрессионного перелома двух позвонков (в 2010 году в результате ДТП он сломал позвоночник, справки о болезни следователю представлялись), в связи с чем большую часть дня должен соблюдать постельный режим и постоянно носить корсет, как носил его до ареста. Но корсет администрация СИЗО у родных не принимала — не положено почему-то. Только один раз администрация СИЗО-1 Твери согласилась на две недели отправить Фарбера в больницу, потом, правда, вернули обратно в СИЗО…»

Tags: , , , , , , ,



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Всё, что вы хотели знать, но не знали, у кого спросить