Генпрокуратура просит Аэрофлот дозволить возбуждение дела в отношении Калмыкова

Аэрофлот, Генпрокуратура и уголовное дело по мотивам деятельности Андрея КалмыковаГенеральная прокуратура РФ направила в адрес ОАО «Аэрофлот» представление (№23/1-277-11 от 06.03.2012 г.) об устранении нарушений законодательства в деятельности авиакомпании и предложила рассмотреть вопрос о согласии на осуществление уголовного преследования в отношении первого заместителя генерального директора Калмыкова Андрея Юрьевича.

Проверка в «Аэрофлоте» проводилась по обращению депутата Госдумы Алексея Корниенко. 31 января текущего года он направил на имя генпрокурора Юрия Чайки запрос с требованием расследовать деятельность Андрея Калмыкова в связи с его аффилированностью с группой туристических компаний «Санрайз тур». Текст запроса есть в интернете. Обращение было инициировано в связи с многочисленными публикациями о преференциях, которые получает «Санрайз тур» в ущерб другим игрокам туристического рынка. Уже после этого запроса появилась новая публикация: анонимные авторы, называющие себя бывшими сотрудниками туроператора «Ланта-тур вояж», обвинили в своих бедах именно Андрея Калмыкова.

Общественное мнение не помешало совету директоров повысить г-на Калмыкова в должности и назначить его первым заместителем гендиректора «Аэрофлота». При этом комитету по аудиту поручили провести проверку договорных отношений с холдингом «Санрайз тур». 27 февраля на совете директоров «Аэрофлота» были оглашены промежуточные итоги этой проверки: никаких нарушений не выявлено, «Санрайз» работал с перевозчиком на тех же условиях, что и другие туроператоры.

У генеральной прокуратуры другое мнение. Проверка установила, что органами управления авиакомпании зачастую принимаются решения, которые не совпадают с целями коммерческой организации и причиняют убыток авиапредприятию. В частности, один из высших руководителей ОАО предоставлял преференции фирмам холдинга «Санрайз», которые привели к убытку в размере нескольких сотен миллионов рублей.

Также генпрокуратура подтвердила факт нарушения в авиакомпании статьи 82 закона «Об акционерных обществах», которая предписывает информировать соответствующие органы управления АО о сделках, совершаемых с заинтересованностью, и одобрения этих соглашений советом директоров или общим собранием акционеров. Как считает генпрокуратура, работа менеджмента «Аэрофлота» не отвечает требованиям закона, целям деятельности авиаперевозчика и способствует злоупотреблениям со стороны руководства АО.

Генеральная прокуратура предложила руководству «Аэрофлота», в частности, рассмотреть вопрос о нанесенном ущербе акционерному обществу, о привлечении Андрея Калмыкова к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения, а также дать согласие правоохранительным органам на осуществление действий, направленных на привлечение виновных лиц к уголовной ответственности.

Согласие авиакомпании на привлечение топ-менеджера к уголовной ответственности требуется согласно статье 201 Уголовного кодекса РФ, один из пунктов которой гласит: «Если деяние, предусмотренное настоящей статьей либо иными статьями настоящей главы, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия».

Правда, в следующем пункте той же статьи говорится: «Если деяние… причинило вред интересам… общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях» – значит, независимо от согласия акционерного общества. А поскольку, с одной стороны, «Аэрофлот» – коммерческое предприятие, а с другой его учредителем является правительство РФ, то есть государство, события могут принять оборот, неприятный для г-на Калмыкова.

Источник: RATA news

Tags: , , ,



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Всё, что вы хотели знать, но не знали, у кого спросить